Глобальный женский марш

21 января 2017 года в 200 городах в 85 странах по всему миру прошел Глобальный женский марш. Во всем мире в акции поучаствовали более 5 миллионов человек. Женский марш в Вашингтоне стал самым массовым за всю американскую историю. Карен Олсон – одна из его организаторов – рассказала о том, за какие ценности выступали его участники, как были использованы методы комьюнити-органайзинга и об особенностях онлайн-организации.

Я сразу поняла, что женский марш будет иметь глобальный резонанс. Я знала, что не только граждане США, в том числе и 8 миллионов проживающих за рубежом, таких как я, но и граждане других стран по всему миру откликнутся на призыв отстаивать права женщин как права человека и наши общие ценности равенства, разнообразия, инклюзивности и заботы об окружающей среде.

Ниже программное заявление, которое мы опубликовали 28 ноября 2016 года на нашей странице в Facebook. Это заявление было предложено для использования организаторам Маршей во всем мире в качестве отправной точки при формировании местных сообществ. Каждому из них было предложено присоединиться к глобальному программному заявлению, сохранив при этом самостоятельность в выделении или включении любых позитивных идей в соответствии с этим программным заявлением, которые, по их мнению, получили бы особый резонанс на местном уровне. Негативные заявления не поощрялись на том основании, что они не обеспечивают основу для создания движения. Мы выбрали тактику говорить в пользу того, во что мы верим, а не против того, во что не верим. Мы не одобряли лозунги и знаки, выражающие несогласие с тем или иным человеком или идеей. Мы стремились создать платформу для солидарности между единомышленниками, разделяющими наши ценности и наше видение мира.

 “21 января 2017 года мы приглашаем вас принять участие в марше с нами в (название города) в рамках Всемирного женского марша – серии маршей солидарности по всему миру. Женщины США и всего мира солидарны с нашими партнерами и детьми в вопросах защиты наших прав, нашей безопасности, здоровья нас и наших семей, признавая, что наши разнообразные сообщества – это сила нашего общества. Мы приглашаем вас маршировать с нами по всему миру, в честь демократии и уважения защитников прав человека, достоинства и справедливости, которые предшествовали нам и есть среди нас сегодня.

 Миссия Глобальных женских маршей заключается не только в том, чтобы объединиться в солидарности для защиты наших прав, нашей безопасности, наших семей и окружающей среды, но и в том, чтобы строить отношения и устранять разногласия между нашими сообществами. Только сообща мы сможем двигаться к миру, в котором уважаются гражданские права всех его граждан. Риторика выборов во многих странах в последние годы и, в частности, последнего избирательного цикла в США оскорбила, демонизировала и угрожала многим из нас. Во многих странах произошло углубление разногласий. Эти разногласия, уходящие корнями в историю, разделяют нас через границы расовой, этнической, религиозной, экономической, социальной и сексуальной идентичности. Мы стремимся преодолеть эти разногласия и сообща противостоять несправедливости. Вместе мы усилим наши голоса на благо всех людей.

 Мы хотим продемонстрировать наше присутствие в таком большом количестве, что его невозможно игнорировать, и направить смелый сигнал новой администрации США в первый день ее пребывания у власти. Мы признаем, что многие из принимаемых ими решений будут иметь серьезные и долгосрочные глобальные последствия. Мы проведем марш, чтобы дать понять лицам, принимающим решения в сообществах по всему миру, что права женщин являются правами человека. Мы выступаем единым фронтом, признавая, что защита наиболее незащищенных из нас – это защита всех нас.

 Мы поддерживаем правозащитные движения и движения сопротивления, которые отражают нашу многогранную и взаимопересекающуюся идентичность. Мы призываем всех правозащитников присоединиться к нам. Этот марш является важным шагом на пути к объединению наших сообществ, основанному на новых взаимоотношениях, для осуществления перемен с низового уровня. Мы не успокоимся, пока женщины не получат паритет и справедливость на всех уровнях руководства в обществе. Мы работаем мирно, чтобы наши голоса были услышаны, признавая при этом, что подлинного мира не может быть без справедливости и равенства для всех.

 Глобальный женский марш – это первый шаг к открытию следующей главы в глобальном движении за ненасильственные гражданские права, которое мы сейчас создаем в ответ на волну ксенофобии, сексизма, расизма, изоляционизма и национализма, проявленную в последние годы на национальных выборах во всем мире.

 Эта сложная и амбициозная цель требует от нас приверженности и действий далеко после 21 января 2017 года. Глобальный женский марш – это только первый шаг; все, что последует за ним, зависит от нас самих”.

Фото из источников: time.com, 350bayarea.org, shona.ie

Я чувствовала личную ответственность за применение и распространение инструментов и опыта организации сообщества, которые я приобрела: в 2008 году я была одним из организаторов кампании Обамы, затем изучала организацию сообществ на курсе Маршалла Ганца в Гарвардском университете, а затем создавала сообщество молодых людей с ограниченными возможностями, а также женское сообщество в России.

Я считаю себя прогрессивистом и оптимистом. И я знаю, что от страха мы можем перейти к надежде, а от изоляции к солидарности - если будем использовать наши возможности для создания команды и совместной работы.
Карен Олсон
Комьюнити-органайзер

 

Это именно то, что мы сделали 21 января, создав волну массовой мобилизации по всему миру. Мы создали сообщество там, где его не было – в тот момент, когда ощутили угрозу нашим общим ценностям. Мы проинформировали огромное число людей и дали им платформу, чтобы выразить свою обеспокоенность и встретить единомышленников, с которыми они могли бы объединить свои усилия и энергию для совместной работы и достижения позитивных изменений.

Фото: Lenews.ch, архив Карен Олсон

Как были использованы методы организации сообщества? 

Я намеренно включила теорию организации сообщества в процесс организации Марша, насколько это возможно. В Женеве я включила обучение комьюнити-органайзингу в наши собрания местных организаторов Марша. На глобальном уровне я настаивала на том, чтобы руководящая группа была небольшой, чтобы мы могли быть наиболее эффективными. Я также сняла серию обучающих видео, которыми поделилась с организаторами Марша. В нашем распоряжении было всего 10 недель и команда, которая собралась спонтанно, а не формировалась на основе дополняющих друг друга талантов и навыков, это была сила наших связей, которые были сформированы благодаря ценностям, которые мы разделяли.

После поста в Facebook Терезы Шук, которая выдвинула идею организации Женского марша в Вашингтоне 21 января 2017 года, 7 первоначальных членов нашей основной руководящей группы глобальных координаторов – 7 женщин из разных уголков мира – объединились через спонтанное и параллельное общение с основными организаторами Женского марша в Вашингтоне.

Двое организаторов были из Вашингтона. По одному организатору из Торонто, Канада; Лондона, Великобритания; Осло, Норвегия; Женевы, Швейцария и Сиднея, Австралия. Мы представляли собой равное сочетание начинающих и опытных организаторов, каждый из которых делал свой индивидуальный вклад в работу команды: Торонто – экспертиза в бизнесе и мерчендайзинге; Лондон – правовая экспертиза; Осло – экспертиза в управлении и наставничестве; Женева – экспертная помощь в организации сообщества; Сидней – экспертная помощь в организации мероприятий.

Кроме того, все глобальные координаторы за пределами США организовывали местные марши в своих городах и странах, а американские глобальные координаторы – Марш в Вашингтоне. Основная руководящая команда глобальных координаторов расширилась с 7 до 20 членов с 12 декабря 2016 года к 21 января 2017 года. Также у нас была медиа-команда, состоявшая из двух человек в Лондоне, журналиста и документалиста, а также группы разработчиков и редакторов контента в социальных сетях.

Для меня. как организатора сообщества, лидерство — это принятие ответственности за то, чтобы дать возможность другим достичь общей цели перед лицом неопределенности. Мы сформировали горизонтальную команду, используя модель «снежинки», в которой члены лидерской команды в центре связываются со своими контактами, чтобы находить других организаторов. Именно путем наращивания лидерского потенциала новых членов команды, мы сами становимся лидерами.
Карен Олсон
Комьюнити-органайзер

С самого начала мы понимали, что наша лидерская группа организаторов Марша не была репрезентативно разнородной: 5 из 7 из нас были белыми гражданками США, одна была канадкой, и еще одна – норвежкой. Одна из нас была членом ЛГБТ-сообщества. В результате мы активно обращались к различным сообществам по всему миру, будь то USCs или местные сообщества, чтобы найти локальных организаторов Марша.

В течение первой недели, с 12 по 19 ноября 2016 года, мы выстраивали отношения как организаторы-единомышленники через Facebook (посты, мероприятия и сообщения) и создали лидерскую команду, распределенную по 6 странам на 3 континентах. Все контакты между нами осуществлялись исключительно через интернет, с использованием в течение всей кампании Facebook, Skype, Slack, EventBrite, Action Network, Doodle, Excel, Google Forms, а затем страницы Женского марша на сайте Вашингтона. По началу мы проводили созвоны раз в неделю, затем два раза, затем три, и, в конечном счете, стали созваниваться ежедневно в Skype всей командой глобальных организаторов. При этом все 24 часа в сутки 7 дней в неделю мы использовали для координации канал в Slack.

Эту же модель затем мы стали применять в совместной работе с организаторами, которых мы уполномочили организовывать марши в своих городах. Мы проводили еженедельные звонки через Skype, до тех пор пока участников не стало слишком много, тогда мы переключились на платформу, на которой можно было соединить больше участников.

Каждый из нас, будучи организатором, ощутил угрозу своим важнейшим ценностям и принял этот вызов, решив проявить лидерскую позицию. Мы начали составлять свои личные публичные истории, и пятеро из нас за пределами США начали организовывать местные кампании по проведению маршей. Затем мы начали собирать команды местных организаторов в наших городах, используя для этого личные контакты, онлайн-инструменты и личные встречи.

Построение отношений – практика комьюнити-органайзинга, которая является ключом к успеху любой команды или кампании. Мы выстроили отношения между собой как глобальными координаторами, работающими вместе, чтобы учиться друг у друга, и между всеми организаторами на местах – включая нас самих – и горизонтальными командами, которые мы сформировали.

Продолжая размышлять о разнице между мобилизацией и организацией, я придумала слоган – «Мобилизуй глобально, организуй локально!». Глобально мобилизовавшись в таком огромном масштабе, мы начали рассказывать вдохновляющую историю о том, что возможно, о том, как легко нам сдвинуть горы, если нам это нужно, если мы ощущаем общую угрозу.

Наша стратегия в качестве глобальных координаторов заключалась в том, чтобы выявить отдельных лидеров или сообщества, которые стали бы организаторами Женского марша в своем городе или стране 21 января 2017 года.

Со временем глобальная организационная структура набирала обороты, мы стремились делегировать как можно больше ответственности за проведение местных шествий людям, которые входили в эти команды.

Тактика, которую мы использовали для реализации этой стратегии, заключалась:

 – во-первых, в активизации наших личных контактов по всему миру с другими возможными организаторами;

 – во-вторых, спустя какое-то время люди сами обращались к нам, чтобы стать организаторами, после чего они принимали  участие в созвонах, в которых мы предоставляли им консультации и поддержку, а также мы создали для них канал в Slack для обмена передовой практикой, сравнения и изучения опыта друг друга; 

 – в-третьих, мы создали возможности для сотрудничества онлайн как между нашей собственной командой лидеров, так и между местными организаторами в каждом городе путем создания чатов в Slack, в которых мы охватили все вопросы организации марша, включая логистические – получение разрешений от городских властей, связь с местной полицией и сотрудниками службы безопасности; поиск партнеров и спонсоров среди местных или национальных отделений организаций единомышленников, таких как “Amnesty International”, “Human Rights Watch”, “Greenpeace” и другие; обмен идеями по сбору средств; производство тематических товаров; работа со СМИ и реагирование на запросы СМИ; координация информационной деятельности и создание контента для работы в социальных сетях.

В последнюю неделю перед Глобальным Женским Маршем 21 января мы увидели, что количество участников, отмеченных в наших мероприятиях и на страницах в Facebook по всему миру удвоилось. Мы объяснили это тем, что в период с середины декабря по середину января в традиционных медиа и в социальных сетях прошла медийная волна, вызвавшая рост освещения в СМИ. Мы также видели появление новых организаторов марша в городах Азии, Африки и Южной Америки, регионах, которые до этого времени были недостаточно представлены в движении. Это стало возможным благодаря информационной волне в СМИ и работе, проделанной нами через сеть Action Network по установлению контактов с местными неправительственными организациями. Так было, например, в Аммане (Иордания), Бишкеке (Кыргызстан) и Бейруте (Ливан).

График кампании

Каковы отличия оффлайн- и онлайн-организации?

Самым большим сюрпризом для меня лично стало то, что за время исключительно онлайн-общения с другими организаторами Женского марша, мы очень хорошо узнали друг друга. Казалось, будто я встретила каждого из них лично, несмотря на то, что мы никогда не встречались оффлайн. 10 с половиной недель почти ежедневно мы были в постоянном онлайн-контакте через множество разных приложений, и это очень сильно нас сблизило.

Рассматривая организационную структуру, я бы сказала о различиях между онлайн- и оффлайн-организацией следующее:

Публичный нарратив

Контент, который мы все публикуем в социальных сетях, позволяет начать понимать, по крайней мере, часть истории вашего коллеги-организатора о себе, прежде чем вы услышите ее от них самих. Но вам нужно узнать больше о них и их мотивации, поэтому вы просите их рассказать историю о себе, что, конечно же, возможно через все виды онлайн-диалога, будь то тексты, чат, электронные письма или звонки по Skype.

История о нас, которую вы создаете в онлайн-организации, включает в себя два вида проблем: те, которые происходят в режиме реального времени в автономном режиме, например, вы не смогли получить разрешение на марш в своем городе или вам противостоит другая агрессивно настроенная группа, которая планирует провести марш в то же время в другой части города. И те, которые происходят онлайн, такие как, например, работа с троллями – что, к сожалению, произошло с нами, и в результате чего нам пришлось закрыть некоторые страницы в Facebook, Или, например,  вы сталкиваетесь с тем, как провести встречу людей из 10 разных часовых поясов, чтобы никто из них не жертвовал слишком много своего времени для сна. 

История настоящего момента Женского марша написала себя из-за надвигающейся катастрофы инаугурации нового президента США, который поддерживал женоненавистнические, сексистские, расистские, ксенофобские, националистические и изоляционистские взгляды – мы все четко понимали и могли сформулировать, почему мы должны были немедленно действовать, чтобы создать солидарность, которая станет началом движения гражданского сопротивления против нападения на наши ценности. 

Построение отношений

Наша основная команда организаторов объединилась на основе нашего одновременного спонтанного общения с американскими организаторами, которые затем представили нас друг другу. В этом случае именно два американских организатора определили, считают ли они, что пятеро из нас, организаторов за пределами США, хорошо подходят для Женского марша, а не мы как команда лидеров, пытающаяся выяснить, кто лучше всего подойдет. В целом, я бы сказала, что построение отношений в автономном режиме может быть более сложным с точки зрения логистики, поскольку оно требует, чтобы люди находили не только время, но и место для встречи, в то время как встретиться с кем-то онлайн гораздо проще, так как вам нужно только договориться о времени, не покидая того места, где вы находитесь. Единственное условие заключается в том, что вы должны быть в месте с хорошей связью.

Что касается связи между членами команды, так же, как и в автономной организации, люди как правило лучше работают с теми, с кем их объединяют схожие взгляды. Я думаю, что в случае Глобального женского марша мы все так остро почувствовали угрозу нашим общим ценностям, что почти сразу же сблизились – как будто мы бросали друг другу спасательные линии через километры. Было приятно осознавать, что наши коллеги-организаторы по всему миру прилагают такие же усилия для создания движения, как и мы в наших городах. Одним из элементов, который мне особенно понравился, стало то, что была возможность легко наставлять молодых организаторов через Skype.

Структура

То, как мы будем выстраивать “снежинку”, для нас стало ясно с самого начала: основная руководящая группа глобальных координаторов сразу же поставила перед собой задачу охвата потенциальных организаторов в странах, а затем в отдельных городах. Мы смоделировали методы работы и организационную структуру для них. Кроме того, возникла необходимость в более чем двукратном увеличении численности руководящего состава. Создание “снежинки” онлайн достигается множеством способов. Вы можете начать с обмена сообщениями в Facebook Messenger или на других локальных платформах. Когда вы звоните им, вы, вероятно, выберете Skype или аналогичные программы для звонков, например тот же Facebook. Когда вы расширяете охват своей кампании, вы, вероятно, также будете использовать файлы Excel для отслеживания участников и компиляции данных. И вы, вероятно, будете использовать Doodle, чтобы выяснить, лучшее время для всех, чтобы встретиться, будь то онлайн или оффлайн. Таким образом, онлайн-организация предлагает десятки инструментов, которые могут быть проще, чем автономное взаимодействие.

Стратегия, тактика и сроки проведения кампании

Проведение онлайн-конференций группы лидеров для разработки стратегии, тактики и сроков проведения кампаний для Глобального женского марша означало, что мы должны были быть чрезвычайно дисциплинированными с точки зрения того, как мы структурировали свое время на встречах. Когда вы одновременно хотите поговорить с кем-то из Торонто и из Сиднея, один из этих двух людей будет скучать по сну. Итак, из уважения, вы должны выполнить максимально возможную работу за наименьшее количество времени. Разработка стратегии и тактики, а также определение сроков проведения кампании сложны, поэтому мы должны были прийти на наши звонки с четкой повесткой дня и готовыми предложениями, чтобы обсудить, есть ли у нас идея. И мы должны были быть уверены, что в случае несогласия каждый успеет высказать свое мнение. Поэтому мы так строго работали по повестке дня и соблюдали сроки, которые были установлены для звонка.

С самого начала мы договорились проводить регулярные онлайн-созвоны с участием всех членов команды и определили ответственность за составление расписания звонков и выполнение функций модератора, тайм-кипера и скрайбера.

Автор повестки опрашивал членов команды о тех вопросах, которые они хотели бы обсудить, и размещал ее в общем канале Slack перед звонком. В повестке дня был указан перечень тем для обсуждения в порядке убывания приоритетности, при этом четко указывалось время, отведенное для каждого вопроса повестки дня.

Роль модератора – проводить конференцию, следуя повестке дня и предоставляя слово каждому участнику, стараясь равномерно распределить время для выступлений между ними. Если кто-либо из участников не высказывался, то модератор предлагал им внести свой вклад. Или, наоборот, если кто-либо говорил слишком много, модератор просил их делиться своим временем для выступлений с другими.

Тайм-кипер в ходе онлайн-звонка регулярно сообщал участникам о том, сколько времени осталось на обсуждение той или иной темы, когда оно завершилось, а также как долго будет продолжаться разговор.

Скрайбер делал заметки во время разговора и размещал их в общем чате в Slack сразу же после разговора с перечнем задач с именами ответственных и сроками исполнения.

Иногда мы горячо, но всегда вежливо, спорили о стратегии и тактике на протяжении всей кампании и никогда не испытывали серьезных разногласий в нашей основной организационной команде. Помните, что в случае с Женским маршем каждый член основной группы лидеров глобальных координаторов также организовывал офлайн с местной командой в своем городе для своего местного марша, поэтому у нас также была возможность лично взаимодействовать с нашими местными командами и проводить личные стратегические сессии. Иногда мы делились идеями, которые пришли из личных сессий с нашей онлайн-группой.  

Наш график кампании был самым простым и ясным ее элементом, так как у нас была четкая дата начала – результаты выборов в США 9 ноября – и четкая дата окончания – 21 января, день Женского марша в Вашингтоне и по всему миру. Онлайн-возможности очень помогли нам в том, чтобы усилить общий импульс – например, на сайте мы разместили карту с флажками на карте мира в каждом городе, где планировался марш, или использовали хэштеги для глобальной кампании в Twitter. Например, выкладывали наши фото с хештегом #whyImarch и рассказывали свою личную историю, или выкладывали фото женщин, которых мы хотели представлять на марше с хештегом #Imarchforher, или выкладывали фото женщины, которая вдохновила нас, рассказав свою историю, с хештегом #womensmarchwednesday.  

Получение обязательств от членов команды и волонтеров, разработка мотивационной задачи

Здесь преимущество онлайн-организации в том, что вы точно знаете, кто и когда выполнил поставленные задачи, в силу особенностей приложений для командной работы, таких как Slack или Google Документы, где все действия участников прозрачны. Я думаю, что это делает людей более ответственными. Глобальные организаторы по всему миру имели большую свободу действий для разработки своих собственных задач для организации успешного марша, и они сделали это вместе со своими собственными командами в автономном режиме. Я думаю, что мы создали для них мотивацию, моделируя методы работы и структуру организации сообщества, которые они переняли и успешно ими пользовались.

Дополнительные знания и навыки

Онлайн-организация предполагает огромное разнообразие инструментов, и иногда, прежде чем вы сможете начать эффективно использовать какой-либо из них, вы должны немного с ним поэкспериментировать. Поэтому, я бы сказала, что нужен настрой на открытия и эксперименты, а также не слишком раздутое эго, чтобы оно не помешало вам признать, что вы не знаете, как что-то делать. У каждого из нас был свой уровень онлайн-грамотности в начале кампании – для некоторых это был их первый звонок в Skype, и для большинства это было их первое взаимодействие со Slack. Я не использовала раньше Twitter. Но через некоторое время абсолютно все стали профессионалами в работе с многочисленными онлайн-инструментами. 

Основные проблемы и стратегии их решения

Основываясь на нашем опыте, я бы сказала, что на определенном этапе кампании будет необходимо нанять IT-специалистов, например, графических дизайнеров, видеографов, SMM-менеджеров. Я также думаю, что, если не будет четкой даты запуска кампании, как это было в случае с Глобальным женским маршем, то необходимо будет найти другие способы, чтобы создать ощущение срочности действий, которые будут мотивировать и активно поддерживать участников кампании. Все это требует вашего творчества. Члены руководящей группы глобальных координаторов не могли встретиться оффлайн до марша. Однако, если вы находитесь в непосредственной близости от других участников вашей кампании или сообщества, я не вижу причин, чтобы не совмещать онлайн и оффлайн организацию, чтобы найти лучший баланс для вас.

Подпишитесь на нашу рассылку